В новосибирском СИЗО адвокатам предлагают оказывать юрпомощь в присутствии следователя

29.04.2020

 

В письме начальнику областного ГУФСИН РФ Адвокатская палата Новосибирской области указала, что присутствие следователя или дознавателя при обсуждении правовой позиции по делу не является той мерой безопасности, которые предусмотрены санитарно-противоэпидемическими правилами

 

В пресс-службе АПНО «АГ» отметили, что речь идет о двух видах нарушений со стороны УФСИН по Новосибирской области – требование обязательности присутствия следователя при личном общении адвоката с подзащитным и нахождение следователя и адвоката в одном тесном стеклянном боксе при плохом качестве телефонной связи, сопряженном с духотой в небольшом помещении и избыточным количеством в этом помещении людей.

 

Как сообщает АП Новосибирской области, 20 апреля в палату поступила информация о том, что в СИЗО № 1 ГУФСИН РФ по Новосибирской области изменен порядок производства следственных действий и встреч адвокатов-защитников с доверителями: следственные действия проводятся через стеклянное заграждение посредством внутренней телефонной связи, а адвокаты допускаются только в присутствии следователей.

 

В сообщении АПНО от 27 апреля указывается, что такие меры предприняты региональным ГУФСИН по мотиву принятия дополнительных мер предупреждения распространения коронавируса среди следственно-арестованных и сотрудников учреждения. «Однако внимательное изучение и анализ сложившейся ситуации дает основания усомниться в законности и обоснованности лишения граждан конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи и несоблюдения профессиональных прав адвокатов», – отмечает АПНО.

 

В связи с этим АПНО направила начальнику ГУФСИН РФ по Новосибирской области генерал-майору Андрею Попето письмо, в котором указала, что введенные в ФКУ СИЗО № 1 г. Новосибирска санитарно-противоэпидемические меры лишают (или существенно ограничивают) граждан РФ как участников уголовного судопроизводства гарантированных Конституцией прав на охрану жизни и здоровья, с одной стороны, и права на получение юридической помощи – с другой.

 

«Так, ранее введенная в СИЗО-1 система электронной очереди адвокатов для встреч с подзащитными отменена. Адвокатам, прибывающим в следственный изолятор для конфиденциальных встреч с подзащитными, отказывается в этом в устном порядке сотрудниками дежурной службы. Какого-либо объявления о причинах принятого решения, сроках и ином порядке его действия общедоступные места следственного изолятора не содержат. При этом, по имеющейся информации, карантин на территории СИЗО-1 не введен», – подчеркивается в документе.

 

Указывается, что, по информации, имеющейся на официальном сайте ГУФСИН РФ по Новосибирской области, на основании постановления главного государственного санитарного врача ФСИН России с 16 марта и до особого указания в учреждениях территориальных органов и следственных изоляторах ФСИН России приостановлено предоставление длительных и краткосрочных свиданий. «Данное решение не может быть распространено на адвокатов, поскольку они прибывают в следственный изолятор для выполнения профессиональных обязанностей по оказанию квалифицированной юридической помощи, а не для целей краткосрочных или длительных свиданий», – заметила АПНО.

 

Сообщается, что некоторым адвокатам избирательно разрешалось обсуждать правовую позицию с подзащитными по телефону в присутствии следователя или дознавателя. Такие решения о разрешении разговора адвоката с подзащитным принимались произвольно на основе личного субъективного восприятия ситуации сотрудниками дежурной смены, обеспечивающими производство следственно-процессуальных действий в условиях следственного изолятора.

 

«В этой связи возникает сомнение в обоснованности такой меры безопасности от заражения инфекцией, поскольку очевидно, что присутствие следователя или дознавателя при обсуждении адвоката и доверителя правовой позиции по делу не является той мерой безопасности, которые предусмотрены санитарно-противоэпидемическими правилами, – отметила АПНО. – Указанное обстоятельство вызывает обеспокоенность у адвокатского сообщества и дает основания предполагать, что мотивы и причины незаконных ограничений конституционных прав могут быть иными».

 

Региональная палата сослалась на ст. 56 Конституции, в соответствии с которой право на получение квалифицированной юридической помощи и защиту граждан в уголовном судопроизводстве является неотчуждаемым и не подлежит ограничению даже в условиях чрезвычайного положения. В соответствии с п. 9 ч. 4 ст. 47 и п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, подп. 5 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре обвиняемый и защитник вправе беспрепятственно встречаться наедине и конфиденциально без ограничения числа и продолжительности таких встреч. Такие же требования, подчеркнула АПНО, содержатся в УИК РФ и Законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Отмечается, что Конституционный Суд неоднократно на протяжении длительного времени признавал неизменность данных правовых позиций, особо подчеркивая при этом, что любое ограничение права на получение квалифицированной помощи и права на защиту от обвинения не может быть оправдано никакими обстоятельствами и недопустимо ни при каких обстоятельствах (Постановления № 13-П/1995, № 8-П/1996, № 11-П/2000, № 20-П/2003).

 

Согласно практике Европейского Суда по правам человека любые ограничения подобного характера не соответствуют положениям ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановление по делу «Бреннан против Соединенного Королевства»).

Одновременно, указывает АПНО, из сообщений адвокатов следует, что принятые меры, наоборот, создают условия для возможного распространения заболеваемости среди дознавателей, следователей и адвокатов, прибывающих в следственный изолятор, поскольку они размещаются в очень маленьких по размеру комнатах для краткосрочных свиданий. Количество таких комнат не соответствует количеству прибывающих для работы в следственный изолятор адвокатов и следователей, условия их нахождения там (отсутствие вентиляции, духота, теснота) создают угрозу не только инфекционных заболеваний.

 

«По сообщениям адвокатов, слышимость по телефону плохая, при этом в течение первой недели телефонами были обеспечены только следователь и обвиняемый, в связи с чем адвокат был лишен возможности слышать ответы доверителя и оценивал их только по записям следователя в протоколе следственного действия», – подчеркивается в письме. Региональная палата добавила, что в настоящее время для адвоката установлен второй телефон, однако должная слышимость отсутствует.

 

«Адвокатское сообщество, отдавая должное усилиям всех сотрудников ГУФСИН РФ по Новосибирской области по недопущению угрозы распространения инфекции, вместе с тем отмечает, что ограничение или лишение возможности доступа адвокатов к арестованным доверителям, а самих заключенных – к правосудию при изложенных обстоятельствах дополнительно усугубляет ситуацию, поскольку затрудняет осуществление адвокатами профессиональной деятельности и ухудшает положение лиц, содержащихся под стражей», – указала АПНО.

 

Адвокатская палата Новосибирской области потребовала оперативно принять необходимые решения по устранению нарушений профессиональных прав адвокатов и конституционных прав граждан.

 

В пресс-службе палаты «АГ» сообщили, что речь идет о двух видах нарушений со стороны УФСИН по Новосибирской области – требование обязательности присутствия следователя при личном общении адвоката с подзащитным и нахождение следователя и адвоката в одном тесном стеклянном боксе при плохом качестве телефонной связи, сопряженном с духотой в небольшом помещении и избыточным количеством в этом помещении людей. Права адвокатов и их подзащитных закреплены Конституцией и федеральным законодательством, они не могут быть усечены местными инструкциями и приказами или вовсе ликвидированы.

 

«Даже если смириться с плохой слышимостью и видимостью, руководство УФСИН по НСО, заботясь о благополучной обстановке в СИЗО, что не может не вызывать уважения, ставит адвокатов и следователей, имеющих семьи, престарелых родителей, в то положение, когда для них угроза заразиться вирусом становится максимально доступной. То есть, оберегая одних, оно обрекает других, что категорически недопустимо», – подчеркнула пресс-служба.

 

На вопрос о том, какие меры должны быть предприняты ГУФСИН по Новосибирской области, которые бы позволяли не нарушать права адвокатов и в то же время не допустить возможности распространения коронавируса, представитель палаты ответил, что необходимо без оговорок и ограничений незамедлительно открыть доступ адвокатов к подзащитным, находящимся в СИЗО, и организовать такие условия проведения следственных действий, при которых адвокаты смогут оказывать полноценную помощь подзащитному и в то же время обезопасить всех участников следственного действия от угрозы распространения коронавируса. «Как именно и посредством чего это сделать – вопрос к ГУФСИН по НСО. Как мы убедились, затруднений с перестроением системы нет. Осталось перестроить ее так, чтобы не нарушались права заключенных и их защитников», – указал он.

 

Обновление: После публикации новости из АПНО поступила информация, что адвокатам было выделено несколько кабинетов для встреч с подзащитными без присутствия следователей.

 

 

Источник: Новая адвокатская газета

Please reload

Лента новостей

Закон защитил социальные выплаты от случайного ареста за долги

02.06.2020

1/10
Please reload

Недавние новости
Please reload

Архив
Please reload

© 2020 Черняк Константин Юрьевич

Юридическая помощь и услуги адвоката

  • facebook
  • tumblr
  • twitter