Осужденный требует 1,3 млн руб. от СИЗО-1 г. Новосибирска


Он подал в суд иск о компенсации морального вреда за отвратительные условия содержания под стражей в течение 21 мес.

Эксперты указали, что взыскать возмещение за причиненный моральный вред по таким делам в России практически невозможно, в то время как Европейский Суд рассматривает аналогичные жалобы в приоритетном порядке.

Как сообщает новосибирское издание Тайга.инфо, осужденный Александр Силаков подал иск о компенсации морального вреда к СИЗО № 1 ГУФСИН России по Новосибирской области. В этом учреждении он провел в общей сложности 21 мес., пока длились следственные действия и судебное разбирательство, в настоящее время он отбывает наказание в одной из колоний в Новосибирской области. По мнению заявителя, срок заключения незаконно продлевался из-за нехватки времени для расследования преступления.

Интересы Александра Силакова представляет его жена Анастасия Гудкова, которая пояснила «АГ», что она самостоятельно подготовила исковое заявление в связи с отсутствием средств на оплату юридических услуг.

В исковом заявлении (имеется в распоряжении «АГ») указано, что в течение 5 мес. Силаков находился в камере, где спальных мест было меньше, чем заключенных, поэтому спать им приходилось по очереди. Также в камерах не соблюдались нормы санитарной площади на одного человека. Камеры проветривались естественным путем – через окна и отверстия в стене, поэтому зимой было холодно, а летом жарко. Кроме того, сотрудники СИЗО не предоставляли нуждающимся сезонную одежду, ее передавали друг другу сами заключенные. Также в камерах не проводилась дезинсекция, поэтому в них жили мыши и клопы. При этом заболевших не помещали в медицинский корпус, что отражалось и на состоянии здоровья заявителя.

Также в исковом заявлении отмечается, что, находясь в СИЗО, Александр Силаков узнал о наличии у него неизлечимой болезни. В связи с этим он попросил предоставить индивидуальную диету, которая подразумевала молочные продукты – периодически они ему доставлялись в испорченном виде, а питание предоставлялось не в полном объеме. Кроме того, Александр Силаков не получал необходимой ему медицинской помощи.

За время нахождения в изоляторе у осужденного упало зрение. Он просил оказать медицинскую помощь врача-окулиста, однако ему отказывали. Заключенный обращался с жалобами к начальнику СИЗО, в областное ГУФСИН и в прокуратуру, однако никакого результата не было. Кроме того, многие из этих жалоб, а также личные письма супруге не были отправлены адресатам сотрудниками СИЗО.

Также в иске указано, что перевозка заключенных из следственного изолятора в суд осуществлялась в переполненных автомобилях, в которых не был обеспечен доступ естественного света и свежего воздуха.

Не было возможности и пользоваться библиотекой, имеющейся в СИЗО. Книги, которые переслала супруга заключенного, ему также не предоставили. Увидел их осужденный только при переводе к месту отбывания наказания.

Кроме того, в исковом заявлении указано и на нарушение прав самой Анастасии Гудковой: на протяжении полугода посетители заключенных под стражу не могли пользоваться туалетом из-за ремонтных работ, однако в нем была необходимость, так как свиданий приходилось ожидать по многу часов. После коллективной жалобы администрация следственного изолятора установила на территории деревянный уличный туалет, в котором не соблюдались санитарные нормы. Данная проблема была решена только после обращения Анастасии Гудковой к СМИ. Сами свидания никогда не проходили по графику и длились полтора часа вместо положенных трех.

Опираясь на Закон о внесении изменений в УИК РФ в части увеличения ежемесячных денежных сумм, предусмотренных для приобретения осужденными продуктов питания и предметов первой необходимости, в исковом заявлении Александр Силаков потребовал компенсации морального время в размере более 1,3 млн рублей. По его мнению, именно столько должно было быть потрачено на его содержание при условиях, указанных в законе.